Центральный парк развлечений им. М.Горького, Пермь

История

Предысторию написал "Великий Карл" (эпоха Модераха)

Появление загородного бульвара, будущего сада, связано с именем пермского губернатора Карла Федоровича Модераха («великий Карл», как порой называли позже этого эталонного управителя, руководил губернией в 1796-1811 гг). Как пишет в Пермской летописи Ф.А. Прядильщиков, границами города при Модерахе служили: речка Егошиха – на Востоке, Данилиха – на Юго-Западе, р. Кама – на Северо-Востоке и земляной вал и ров – на Юге. Эти границы были обозначены и в первоначальном плане города 1784 г.

Вал и ров, а фактически сеть укреплений и первая дренажная система появились в 1804-1805 годах согласно разработкам Модераха по южной черте городского селения на расстоянии 800 сажен (одна сажень – 2,13 м).

Таким способом снеговая и дождевая вода, стремившаяся с полевой покатости внутрь городских улиц, была отведена в речки Данилиху и ручей Стикс. На так называемом форштадте (нем. - укрепление перед въездом в город) Модерах протянул бульвар из четырех линий берез; боковые аллеи предназначены были для пешеходов, средние – для проезда экипажей.

Никто из граждан при этом не был отягчен поборами, все сделано средствами чисто экономическими. (А. Дмитриев. Очерки из истории губернского города Перми, 1889).

Для города бульвар – не пустая затея, отмечал летописец. Во-первых, Пермь не имела ни частных садов, ни общественных гульбищ; во-вторых, окрестности ее, покрытые хвойным лесом, редко посещались жителями, «как неудобные и скучные».

Все было сделано губернатором, подчеркивает летописец, «со знанием инженера и с бережливостью немца». Бульвар Модераха соединил Сибирскую и Казанскую заставы.

Вверх

Ротонда - символ Перми

В парке им. М. Горького (ул. Сибирская, 41) находится памятник градостроительства и архитектуры федерального значения — ротонда, построенная по проекту архитектора И. И. Свиязева в 1824 году.

Вечером 30 сентября 1824 года три открытые коляски, в одной из которых ехал император, с грохотом проскочили мимо обелисков Сибирской заставы и остановились. Многотысячная толпа ожидающих грянула «Ура!». Так начался визит Александра Первого (Благословенного) в Пермь.

Это был первый приезд действующего императора в «пермские дремучие леса», как называл наши края А.С. Пушкин. О пребывании царя рассказывалось в «Очерках из истории губернского г. Перми с основания поселения до 1845 года» А.А. Дмитриева.

В свою очередь историк полагался при этом на публикации любителя пермской старины А.Г. Кашина и летопись Ф.А. Прядильщикова. Из этих источников выясняются любопытные подробности.

Прямо с дороги император попросился переодеться в доме, стоявшем поблизости от заставы, это оказалась квартира губернского архитектора И.И. Свиязева.

Хотя все движение августейшего путешественника было расписано чуть ли не за год, и квартиру для высокого гостя приготовили в лучшем здании, там, где находилась квартира берг-инспектора, а затем размещалась на протяжении многих десятилетий казенная палата и казначейство. 

Но такой уж это был человек: ему словно тесно было в придворных рамках, он то и дело нарушает многочисленные предписания и им же самим одобренные уложения, правила, преодолевая чугунное притяжение петровской табели о рангах и т.п.

Совсем не случайно на ротонде Свиязева появилась надпись: «От благодарного пермского общества». С народом царь-батюшка вел себя привычно просто и уважительно, без снисходительности.

И народ отвечал ему восторженной благодарностью. Когда гость удалился в приготовленные покои почивать, поприветствовав в очередной раз собравшихся с балкона двухэтажного каменного здания, толпа слегка рассеялась, но «многие улеглись на ночевую тут же на площади, перед дворцом» (!).

Чтобы рано поутру, в 5 часов, как только государь появился на балконе, грянуть новое «Ура!».

Мало кто знает, что перед встречей императора зодчим Иваном Свиязевым были возведены две ротонды, а не одна. Первая известна – она до сих пор стоит в городском парке имени А.М. Горького.

Другая находилась в створе улицы Оханской. Из второй беседки, которая на самом деле была первой, можно было любоваться на Каму. Этакую достопримечательность надо бы восстановить, но не по силам пока пермскому обществу благородное деяние.

Впрочем, в виртуальном варианте ротонда на камской набережной существует уже несколько лет. Историческую реконструкцию провели пермские художники.

Вверх

"Уловить таинственные законы магнетизма" (Гумбольдт в Перми)

В 1829 году на бульваре в Загородном саду устраивал опыты знаменитый ученый Александр фон Гумбольдт. Вместе с берлинскими профессорами ботаником Эренбергом и геологом Розе А. Гумбольдт провел измерения по барометру с магнитной стрелкой.

Ротонда Свиязева послужила для ученых пунктом наблюдения. (см. А. Дмитриев. Очерки из истории губернского города Перми, П., 1885). Суть своих экспериментов ученый кратко охарактеризовал на заседании Российской Академии наук в апреле того же 1829 года: -…

Российская академия должна построить павильон для постоянных наблюдений над склонениями магнитной стрелки. Магнитная служба в недалеком будущем охватит весь мир, она позволит, наконец, уловить таинственные законы земного магнетизма, последствия чего для науки неисчислимы. (В. Сафонов. «А.Гумбольд», серия ЖЗЛ, М., 1936).

Об этой экспедиции знаменитого ученого, богатой научными результатами, появилась статья «Путешествие Гумбольдта, Эренберга и Розе в 1829 г.», переведена с немецкого краеведом Николаем Чупиным, опубликована с дополнениями и примечаниями в сборнике «Записки Уральского общества любителей естествознания» 1873 и 1878 гг.

Вверх

Михаил Романов

В 1918 году в городском саду не раз бывал великий князь Михаил Александрович Романов, живший в Перми на положении ссыльного и имевший право свободно передвигаться.

Так, в дневнике от 24 мая/6 июня – за неделю до казни – Михаил Александрович делает такую запись:

«После чая Джонсон (секретарь – ВГ) и я пошли в городской сад, что у Сибирской заставы, где сидели и слушали музыку, струнный оркестр.

Встретились с Шлейфером …» (петербургским знакомым – ВГ).

На следующий день – та же история: «…Отправились в сад слушать струнный оркестр, который ежедневно играет там. Там мы ходили по саду и после часа возвратились домой к обеду».

Вверх

Стела в честь демонстрантов ("Вихри враждебные" веют над Садом)

Стела с барельефами безымянных манифестантов из розового камня (автор проекта худ. Степан Колюпанов) установлена у входа в парк в 1967 году. Текст гласит: «Здесь проходила первая объединенная политическая демонстрация рабочих Перми и Мотовилихи. 14 мая 1905 г.»

Демонстрация началась с митинга учителей у дома Мешкова. Полиция разогнала собрание, и тогда учителя и примкнувшие к ним горожане направились к губернатору с петицией.

Шествие было разогнано, но недовольными манифестантами воспользовались большевики. Вечером того же дня они устроили политический митинг в городском саду.

Очевидец и участник тех исторических событий инженер Анатолий Дмитриевич Семенов, служивший в губернской земской управе, он же – один из организаторов Пермского инженерного товарищества (Союза инженеров), - писал своей возлюбленной:

«… Вечером того же дня (14 мая) в Общественном саду, за Бульваром, был митинг и демонстрация рабочих. Часов около девяти на площади в саду собрались рабочие и начали произноситься речи. Гуляющая публика, разумеется, заинтересовалась этим и окружила как рабочих, так и их ораторов. Вскоре появилась в саду полиция, но опять-таки не знала, что ей делать.

Манифестанты, собравшись в другом месте сада, где была полиция, пошли к ней и, дойдя до нее, остановились. Полиция тоже стояла и смотрела на манифестантов. Подождав некоторое время, манифестанты стали кричать «Долой самодержавие!», «Долой полицию!».

Красный огромный флаг высоко поднимался над срединой группы рабочих. Затем манифестанты повернули и с пением рабочей «Марсельезы» направились обратно к тому месту, где произносились речи. Так как там не было прямого выхода из той части сада на улицу, разобрали часть забора и вышли к цирку, где в это время шло представление.

Публика, находившаяся в цирке, услыхав шум, частью присоединилась к демонстрации, часть, имеющая представление, что демонстрация и бунт – одно и то же, разбежалась в страхе по квартирам…»

(ГАПК ф.160 оп.1 д.46 Воспоминания А.Д. Семенова).

Первая демонстрация была вооруженной, в тот день раздались выстрелы, были раненые. Не пройдет и десяти лет, как практически по тому же маршруту (Сибирская –Сад-Бульвар-Проспект) прокатятся одна за другой массовые манифестации, и в 1917-м этой дорогой проведут последнего пермского губернатора – по направлению к тюрьме, пересыльному замку на Сибирской.

Эти события мы можем также представить по воспоминаниям очевидца и участника ареста губернатора.

«…Я помню, когда арестовывали губернатора ЛОЗИНА-ЛОЗИНСКОГО. Мы очень возмущались, что он ходит по двору и наблюдает за своей конторой. Его контора была где сейчас квартира Степана Акимовича (Окулова – ВГ),а напротив тубдиспансер.

Мы решили арестовать губернатора и посадить в тюрьму. Некоторые предлагали его на тачке и довести до тюрьмы. Он закрылся в комнате и долго не открывался. И когда его открыли, он был бледный, как полотно.

Понял, что он попал к нам в руки. И люди были до того остервенелы, могли на месте убить губернатора. Все же его повели в тюрьму. Не доходя до тюрьмы, на Матвеевской улице (ул. Революции, в 1920-е годы носила имя Матвеева – ВГ), там был командир 162-го полка.

Он говорит: Дайте ему денщика, а то ему в тюрьме неудобно будет сидеть. Пошли разыскивать подполковника, так его и не нашли, вероятно, сбежал. Губернатора посадили, а на следующий день Чапурина арестовали за то, что он организовал арест губернатора.

После митинга большевиков Чапурина выпустили. От цирка (напротив Красного сада) его несли на руках…»

ГАПК фр-1595 оп.1. д.261. Воспоминания Потапова М.Ф., красногвардейца, чекиста.)

Вверх

Первый летний театр с "ПЕРМСКИМ ШТРАУСОМ"

В 1889 году пермяки начали постройку крытого помещения для театра при летнем помещении Общественного собрания. Пермские губернские ведомости пристально следили за работами, курировали весь процесс, вплоть до нужд артели кровельщиков. Узнали журналисты и стоимость всей постройки - приблизительно 3200 р.

В 1889 г. 21-го мая, в воскресенье, состоялся первый спектакль на открытой сцене, устроенной в саду общественного собрания. Это был первый летний театр в Перми. Оркестром в саду дирижировал г. Винярский, приглашенный из Саратова.

Кто такой Винярский? Людвиг Иванович окончил консерваторию в Варшаве, после Саратова работал в пермском театре, он был скрипач, дирижер.

Концерты в общественном собрании, которыми дирижировал Винярский были необыкновенно популярны, не зря его называли в центральной прессе «пермским Штраусом».

Людвиг Иванович почти всю свою жизнь боролся с тяжким недугом (он был горбун),  он прожил в Перми 12 лет и преждевременно скончался в 1901 году.

 Поэт и журналист Сергей Ильин (брат писателя Михаила Осоргина) вспоминал: «Оркестр, которым руководил Винярский, был достоин столичных сцен…»

О самом «пермском Штраусе» Ильин отзывался так: «Это был человек мягкого, ровного характера, разносторонне образованный, осведомленный решительно обо всем, чем может и должен интересоваться интеллект».

Вверх

Сад общественного собрания

По страницам ведущей местной газеты «Пермские губернские ведомости» можно проследить, как, начиная с 1880-х гг, пермское общество взялось за культурное освоение и наполнение загородного пространства у Бульвара.

Не случайно эта работа началась при новом губернаторе Александре Анастасьеве, известном ревнителе зеленых насаждений. Весной 1882 г. приступили к постройке помещения общественного собрания, позади ротонды.

По смете стоимость постройки определена в 10,000 руб. И уже в июне последовало открытие летнего помещения общественного собрания, бывшего купеческого клуба.

С этого времени Сад общественного собрания за бульваром становится излюбленным местом гуляния пермской публики. Летними вечерами здесь собиралось большинство жителей Перми.

Число гуляющих достигало иногда несколько тысяч, особенно в народные праздники: Троицын, Петров и Ильин дни, или же когда здесь устраивались лотереи-аллегри, которых за лето бывало несколько.

Аллегри – разновидность современных беспроигрышных лотерей, поэтому их особенно любил «простой народ», во множестве стекавшийся на них из Мотовилихи и других пригородов Перми.

Гуляющие «оккупировали» обычно только центральную аллею. С того же 1882 года появляется еще один мощный магнит для публики: в саду ежедневно, кроме суббот и понедельников, начал играть оркестр.

Здесь же было возведено большое деревянное помещение для театра, буфета, биллиарда, комнаты для игры в карты, кегельбана и - синематографа, который начинает приобретать все большую и большую популярность.

В июне 1912 г. открывается пристроенное к летнему помещению общественного собрания деревянное здание. В нем показывали кинофильмы. В советском будущем здание стало кинотеатром «Отдых».

Вверх

Первые велосипедисты

К Саду общественного собрания примыкал велодром. Так называли площадку для тренировок первые члены велосипедного общества, появившегося в Перми в конце ХIХ века.

Напомним, в те годы этот вид дорожного транспорта немало стоил, не каждому был доступен, велосипеды регистрировали как ныне автомобили. Наконец, жители их просто боялись.

Еще в ноябре 1896 года «Пермские губ. Ведомости» сообщали: «Нам передают, что любители велосипедного спорта в Перми возбудили в установленном порядке ходатайство о разрешении открыть в Перми кружок велосипедистов…

Велосипедистов в Перми пока не очень много, да притом они ведут себя очень скромно, по возможности избегая для катаний многолюдные улицы. Ареною подвига «стальных коней» служит обыкновенно бульварная аллея».

Сообщалось также, что велосипедисты намерены озаботиться устройством бега. И вскоре велодром действительно появился! Пермское Общественное собрание, по ходатайству общества любителей велосипедного спорта, отвело место для устройства велодрома за летним помещением Общественного собрания.

Окружность трека определили в пол-версты, при ширине дорожки 7 аршин (1 аршин - 71 см). Были устроены и виражи. Средства на устройства и содержание велодрома собирали по добровольной подписке членов общества велосипедистов-любителей (зарегистрировано летом 1897 года). Впоследствии деньги будут возвращены вкладчикам из суммы членских взносов.

Членский взнос составлял 3 руб., для учащихся - 2 руб.

И через два года, 7 июня 1899 года, был открыт велодром.

«По отзывам местных спортсменов, велодром очень удобен для катания. Гонок на нем, однако, нельзя будет устраивать, так как нет гоночных машин, да и песок далеко уступает асфальту», - так писали «Пермские губ. Ведомости» в июне 1899 г.

Вскоре велодром, как место гуляния, приобретает все большую и большую популярность. Число членов общества заметно растет, особенно быстро «прибывают дамы». Но езде на велосипедах учатся положительно «все возраста».

По новому уставу общество велосипедистов преобразовывается в общеспортивное общество. С лета 1899 года начали устраивать по воскресеньям не только прогулки, но и и гонки. Проходили они при многочисленной публике, в три заезда. Первый заезд — дистанция 6 кругов — 2 версты.

Случались и происшествия, первые ДТП с участием велосипедистов. Например, из-за неосторожной езды по треку случился «удар педалью велосипеда по ноге ребенка». После чего комитет пермского общества велосипедистов-любителей принял несколько важных постановлений, а именно:

«…1) приступить немедленно к устройству забора вокруг велодрома,

2) во избежание стечения многочисленной публики на велодроме, допускать таковую на велодром лишь за плату, хотя бы и очень незначительную,

3) для удобства публики и в видах охранения ее от случаев, подобных происшедшему, устро¬ить особые места для нее, примерно человек на 400-500, отделенные от трека барьером и на приличном от него расстоянии».

Так удалось установить порядок. Со временем на велодроме стало возможным устраивать и детские игры.

Вверх

Первые футболисты

21 июня 1915 года на поле яхт-клуба (на велодроме) состоялось открытие спортивного поля для футбола и легкой атлетики. В 1915 году разыграно первенство среди пермских футбольных команд и первенство среди сильнейших футбольных команд Урала — Перми, Уфы и Екатеринбурга, а также проведены соревнования по семи видам легкой атлетики.

Открытие поля было грандиозным, как пишет историк пермского футбола И. Рогожников. Молебен, гимн, оркестр и парад всех 12 команд-участниц. Первым победителем лиги по классу А стала собственно команда яхт-клуба, по классу Б – команда «Меркур».

Местная публика новую игру приняла не сразу. «В «Пермских ведомостях» репортер вообще назвал футбол опасной игрой и вот как обосновал свое мнение:

«Футбол груб и неестественен. Неестественен, потому что руки в этой игре не принимают участия. Тяжелый мяч подбрасывают ногами, а встречают его ударом лба, который должен быть необычайно крепкой конструкции. Попросту говоря, футболисты брыкаются и бодаются».

По воспоминаниям очевидцев, поле было глинистое и не совсем удобное. В сырую погоду поле размывало, в сухую – пыль стояла столбом, за что футболистов еще называли «пылесосами». На этом футбольном поле (стадиона «Центральный») пермский футбольный клуб «Звезда» много лет проводил матчи на первенство страны по футболу.

В 1980 году бывший стадион «Центральный», ныне «Юность», вошел в детский спортивный комплекс, к которому в 1985 году присоединился ледовый Дворец спорта «Орленок». 

Вверх

Красный сад

В первые десятилетия советской власти бывший сад общественного собрания резко поменял и свою общественную ориентацию, и… цвет. Это отразилось и в названии – после того, как к концу 1920-х «разобрались» с нэпманами, теперь сад стали называть по-революционному - Красным.

Конечно, развлечения, аттракционы для молодежи были оставлены, музыка и танцы по-прежнему звучали в саду по выходным и праздникам.

В театральных постановках все большее место занимали пропагандистские пьесы, а молодых пермяков массово готовили к войне. Стыдно было не быть Ворошиловским стрелком, не вступить в какое-нибудь из добровольных обществ, ОСОАВИАХИМ.

Помимо стрелковых тиров и городков необыкновенную популярность приобрела в те годы советская авиация. Участники первых агитперелетов непременно выступали в саду перед многочисленной аудиторией.

В Красном саду в предвоенные годы была установлена даже парашютная вышка – и в желающих испытать себя отбоя не было! Вспоминает жительница Перми Р.С. Комарова:

«До сих пор помню, как прыгнула и я с парашютной вышки в горсаду, первый и последний раз. Веса не хватило – и я повисла в воздухе, к земле меня пришлось притягивать багром». (Газета «Вечерняя Пермь», 17 августа 1989 г.).

С 1940-х здесь зазвучали звуки джаза. Было время, когда в кинотеатре «Отдых», а также в летнем театре играл оркестр под управлением Генриха Терпиловского, легендарной фигуры, его называли отцом советского джаза».

Вверх

С именем Горького

В 1932 году саду (парку) присваивается имя М. Горького. О том, насколько обосновано присвоение имени пролетарского писателя, пусть говорят факты.

Все, что касается пермского происхождения автора «На дне» было сильно преувеличено советскими биографами. В архиве пермского краеведа И.Г. Остроумова хранится письмо Горького, которое проливает свет на время рождения писателя.

«В Перми бывал, когда служил на пароходе «Добрый» Курбатова и «Пермь» Любимовых. В ту пору мне было 12-13 лет. Прожил в Перми около недели в 94-м году, летом. Приехал с целью пробраться на Урал – в Екатеринбург и дальше. Это не удалось. Потерял – или украли – деньги. А главное – вывихнул ногу в щиколодке (так в тексте), когда был в Мотовилихе на заводе. Вот и все. М. Горький». (ГАПО, Р-72 оп.1 д.55).

Этот ответ на запрос И.Г. Остроумова написан в 1930 году. Дотошный исследователь не без издевки пишет о краеведческих публикациях, в которых живописуется детство «сына пермского мещанина Пешкова», его работа крючником и т.п. Но советскую пропагандистскую машину уже ничто не могло остановить, открытиям Остроумова не было дано хода, и десятки пермских учреждений получили почетное имя в честь Максима Горького.

Гораздо больше оснований у парка для увековечения памяти другого нашего классика – А.П. Чехова, который в отличие от Горького, посетил Загородный сад. Случилось это в 1902 году. Как известно, с нашим городом тесно связана творческая предыстория знаменитой чеховской пьесы «Три сестры». «…Действие происходит в провинциальном городе вроде Перми, среда – военные, артиллерия».

Так писал сам Антон Павлович А. М. Горькому, 16 октября 1900 г. И конечно, совсем не случайно, что столь важная для нас, ключевая фраза о географической привязке содержится в письме, адресованном Максиму Горькому.

Эти две равновеликие фигуры, две литературных величины, ставших законодателями мод на российской сцене, испытывали друг к другу интерес и симпатию. Судя по их переписке, Чехова интересовало и богатое «босяцкое» прошлое Горького.

И, оказавшись на Урале, Антон Павлович был рад возможности заинтриговать коллегу столь неожиданной «привязкой к местности. Он знал, что его собрат по литературному цеху – пермский уроженец.

Вверх

Случай с Чеховым

«Сколько дней я уже не читал газет», - вырывается у АнтонаПавловича признание, когда он находится в гостях у Саввы Морозова во Всеволодо-Вильве.

А когда, наконец, дорывается до прессы, словно в награду получает сюрприз, «подготовленный» сотрудником газеты «Пермские губернские ведомости». 26 июня это солидное издание поместило заметку «М. Горький в Перми», в которой, в частности, говорилось:

«… Носится слух, что третьего дня популярнейший писатель Максим Горький на пароходе «Борец» отправился из Перми на Курьинские дачи. Он – в белой рубахе, высоких сапогах и пенсне.

Кто-то из публики стоявшего рядом с «Борцом» парохода «Лебедь» узнал писателя. «Борец» в тот момент уже отчалил. Весть о том, что на палубе сам Горький, моментально облетела всю публику «Лебедя», которая повскакала со своих мест и жадно впилась в удаляющегося «Борца»…

И далее репортер, скромно опустивший свою фамилию, делает еще одно смелое предположение: «Случись это открытие пятью минутами раньше, добрая половина пассажиров «Лебедя» перешла бы на «Борца». Как велика популярность писателя, видно из того, что и «серая» часть публики – мужички – знакомы с его именем и говорят про него: «Горький! Он много хорошего написал. Башка!»

Заметку эту, сильно позабавившую Чехова, он вырезал и в тот же день послал Горькому. Случился казус с перепутаницей через два дня после того, как Антон Павлович пожаловался тому же Горькому, что жизнь около Перми серая и неинтересная. Ну, как после этого можно обижаться на пермяков? Так повеселили.

Справедливости ради, а вовсе не из журналистской солидарности, отметим, что повод для путаницы был, и даже не один. Оба писателя находились на пике своей популярности, на страницах столичного издания появилась и карикатура на тему, кто из двух популярнее.

Кроме того, до Перми в тот год донесся слух, что оба писателя собираются приехать сюда вместе. Сергей Ильин, известный поэт, душа пермского общества и журналист тех самых «Пермских ведомостей», написал и опубликовал (23 июня 1902 г.) стихотворение, посвященное «приезду дорогих гостей»:

«…Теперь, тревожно улыбаясь,
Мы нетерпением горим:
Сам Горький едет к нам Максим,
Сам Чехов едет вместе с ним!
Пермяк их ждет, смеясь и плача
Он от избытка чувств обмяк,
Ему действительно удача:
Отец у Горького – пермяк!»

С. Ильин, размышляя далее, «что показать гостям столичным, чем их внимание занять», теряется в сомнениях: «…Боюсь, что город поэтичным весьма рискованно назвать!…». Но далее поэт приходит к выводу, что похвалиться и гордиться пермяку все же есть чем.

И перечисляет: вот Кама, вот пейзажи, вот горные заводы… Автор назвал свой блестящий стихотворный фельетон по-немецки Mein liebchen Perm – Моя любимая Пермь, и подписался псевдонимом Little man – то есть, маленький человек. Очень в чеховском духе.

А что касается газетной неточности… Журналистика, по определению Вл. Даля, – это срочная словесность. Что ж тут поделаешь, бывает и на старуху проруха. Ошибка пермского газетчика стала почти хрестоматийной, но… Газетная утка то и дело повторяется, переписывается из одной публикации или научной в другую, и все потому, что спустя несколько лет ложное сообщение переписал из газеты и поместил в свою «Летопись г. Перми с 1890 по 1912 гг.» местный летописец В.С. Верхоланцев. А книга эта была дважды переиздана уже в наше время.

Данный эпизод как нельзя лучше характеризует также отношения Чехова с Горьким, дружеские и творческие. Надо отдать должное журналистам «Пермских губернских ведомостей»: они пристально следили за тем и за другим, сообщая обо всех событиях из жизни писателей.

Чехов пошел до конца в нашумевшем конфликте с лишением А.М. Горького звания академика по разряду изящной словесности Императорской Академии наук - как «неблагонадежного» (случилось это по представлению самого императора).

В знак протеста и солидарности Чехов, вместе с В.Г. Короленко, публично отказался от этого звания, которое носил с 1900 года и, надо сказать, очень им гордился.

Думается, присутствие А.П. Чехова также должно «проявиться» в парке, носящем имя его друга и коллеги по перу. Хотя бы в виде бюста.

Вверх

Реконструкция детского парка

В начале 1980-х в детском парке предпринята значительная реконструкция. Планом превращения городского сада в Центральный детский парк предусматривалось появление новых аттракционов, детского кинотеатра (в здании к/т «Октябрь», стадиона, бассейна, крытой хоккейной площадки.

Центральным пунктом этого плана стало сооружение древнерусского городка, по проекту архитектора М. Футлика.

В августе 1981 года городок был введен в строй. Областная газета «Молодая Гвардия» в том месяце писала:

« …В саду привлекает не только деревянное зодчество. Великолепна работа современных мастеровых по металлу – флюгеры с гербом Перми и Мишкой, Царь-пушки у входа, которые «палят, кораблю пристать велят».

На воротах крепостной стены древнерусского поселения – табличка: «Пионерии города – от объединения «Моторостроитель». В создании этого чудесного уголка, преобразившего парк, также принимали участие умельцы из Перммежлесхоза, создавшие избушку для «королевства кривых зеркал», замок, созданный шефами из треста крупнопанельного домостроения.

Самое укромное место, - говорилось в газетном репортаже «Давай здесь жить!», - заняла мельница. «Она скрыта в зелени. Просчет? Нет, просто работники Горзеленстроя не торопятся спиливать деревья: а может, обойдется без этого». Сегодня можно добавить: обошлось без спиливания, все было сделано грамотно и предельно бережно по отношению к зеленым насаждениям.

Вверх

Зеленые легкие города – в Центре

Площадь, отведенная под сад, занимает большое пространство. Так было всегда. С самого начала биографии парка сюда относились два довольно больших сада, называемых «ботаническими» или «питомниками», возникших в девяностых годах прошлого века. Сад Общественного собрания, прилегающий к Малой Ямской улице, был начат еще раньше, в 1881 году.

Деревья и кустарник в этой части сада очень разнообразны: более всего здесь березы, липняка и тополя, но есть также сосна, ель, рябины.
На рубеже веков «Пермские губернские ведомости» констатировали:

«Половина части сада, между Сибирской и Оханской ул. (ныне Газеты «Звезда» - ВГ), расчищена, аллеи посыпаны песком, но вторая половина этой части сада — между Оханской и Кунгурской улицами — представляет из себя еще дикий лесной уголок. Для будущих дорожек сюда свозится речной хрящ и песок».

А вот что представлял собой бывший Бульвар в канун решающих, переломных исторических событий 1917 годы:

«…Два сада, один из них был обнесен низким деревянным забором и назывался "ботанический сад". Он имел отдельного сторожа.

Там росли редкие породы деревьев. У каждого дерева была деревянная табличка с названием дерева на русском и латинском языках, указано было и семейство растения. В саду было много цветов и редких растений.

Второй сад был с летним деревянным театром на площади сада, где стояла ротонда, сохранившаяся до сих пор, там обычно помещался оркестр духовой музыки.

В саду были тенистые аллеи, в особенности в конце сада, выходившие на проспект, где был целый сосновый бор в малом масштабе, где были даже грибы летом.

Зимой в этом саду устраивали общественный каток с теплушками. Летом в театре давали представления мелкие труппы актеров из других городов, впоследствии было кино. Центральная аллея осталась и сегодня, а ранее по ней прогуливались "кухарки с солдатами". (Из воспоминаний Александра Ал. Кюнтцеля, пермского врача, личный архив автора).

Вверх

КОЛЕСО ИСТОРИИ. ПАРК ВЧЕРА, СЕГОДНЯ И… ВСЕГДА

 Осенью 2009 года был демонтирован, пожалуй, старейший аттракцион – колесо обозрения. Оно прослужило пермякам три десятка лет (вот и дети автора этих строк простились с ним как с родным, потому что выросли с этим колесом). Но без колеса обозрения Парк не остался, другое колесо установлено в 2013 году на площадке ближе к «Компросу».

Парк и сейчас является излюбленным местом гуляния жителей и гостей города. На его территории располагается более 50 аттракционов.

Широкую известность приобрели в последние годы фестивали ваятелей (из камня, дерева и льда), ставшие международными. Лучшие произведения остаются украшать аллеи и лужайки парка.

На проходившем в городе Сочи конкурсе «Хрустальное колесо — 2006», в котором участвовали парки культуры и отдыха городов России — Москвы, С.-Петербурга, Сочи и других, а также городов Украины и Казахстана, Пермский центральный парк имени М. Горького стал победителем.

Бережно сохраняются памятники истории и природы, объекты культурного наследия, флоры и фауны. И рождаются новые традиции. Ротонда в паре Горького уже давно стала символом Перми, не случайно один из издательских проектов общественного фонда «Юрятин» так и называется – «Ротонда».

В настоящее время у будущих молодоженов есть возможность провести регистрацию в Ротонде, заложить камень на «Аллее любви», сфотографироваться на фоне арт-объекта «Любовь» и повесить на дерево замочки, скрепляющие сердца.

Парк сегодня - это место досуга, находящееся в особо охраняемой территории. Ведется ежедневная работа по сохранению и развитию «зеленой» зоны. Это уникальное место, которое предоставляет разнообразные площадки для скульпторов, музыкантов, художников и принимает гостей со всего мира.

Вверх
Каталог развлечений

Пермь, Сибирская, 49
+7 (342) 214-39-47


© Парк им. Горького
Создание сайтов - Мир Сайтов
Система управления - SiteEdit